Пермь °
60,9
62,54
14.07.2016

Стихия не виновата: наводнение в Кудымкаре спровоцировали власти

Наводнение в Кудымкаре, произошедшее весной 2016 года и причинившее многомиллионные убытки, вероятно, было спровоцировано чиновниками. Власти попросту не предприняли всех необходимых мер, хотя заранее знали об опасности ситуации. При этом в администрацию президента из правительства края отправлен документ, по которому в паводке виновата стихия.

Две цитаты из разных документов – для сравнения:

1. «В ходе выезда 19 апреля 2016 г. в г. Кудымкар К.М. Черемушкина (министр природных ресурсов края – «МВ») и специалиста министерства выявлена неготовность ГТС Кудымкарского пруда к пропуску половодья: из 6 затворов работали только 4, один затвор был работоспособен частично (приподнят на половину высоты), один затвор полностью неработоспособен, предполоводная сработка водоема в полном объеме не выполнена. В результате, в связи с превышением критической отметки уровня воды в пруду произошел перелив воды через гребень плотины в районе резервного водосброса, и возникла угроза безопасности сооружения».

2. «В целях недопущения подтопления территории был осуществлен транзитный сброс паводковых вод через ГТС путем открывания затворов: открыты 3 затвора на 1 м (30 марта 2016 г). В результате к началу паводка уровень воды на городском пруду был ниже отметки перелива через водопропускные шахты на 60 см».

Первая цитата – из служебной записки министра природных ресурсов Пермского края Константина Черемушкина губернатору региона Виктору Басаргину под названием «информация о неполной технической готовности гидротехнических сооружений водохранилища на р. Кува в г. Кудымкар к пропуску половодья 2016 года и причинах затопления территории г. Кудымкар». Готовил бумагу сотрудник минприроды Константин Огнев.

паводок 1

Вторая выдержка – из ответа вице-премьера правительства края, министра территориального развития региона Романа Кокшарова, высланного участникам кудымкарского митинга «Защитите нас от паводка» (прошел 15 мая) и в управление Президента Российской Федерации по работе с обращениями граждан и организаций. Этот документ составлял министр Пермского края по делам Коми-Пермяцкого округа Виктор Рычков.

Оба этих противоречащих друг другу документа раздобыли, пересказали читателям сами и переслали «МВ» журналисты газеты «Парма-Новости».

Из приведенных отрывков видно, что кто-то если не врет, то не договаривает. И очевидно, что не министерство природных ресурсов. Министр лично наблюдал перелив плотины Кудымкарского пруда, затем лично заставил работников шлюза поднять решетки, удерживающие сор и мусор, и работоспособные затворы на максимальную высоту. Что понизило уровень воды и предотвратило размыв плотины, читай, катастрофу в полном смысле слова. Было это 19 апреля – в конце второй недели паводка и на второй день кудымкарского разлива.

А вот вице-премьер с подачи министра по Коми округу утверждает, что 30 марта – почти за три недели до местного половодья – уровень воды в пруду держался ниже отметки перелива на 60 см, а три затвора находились в частично поднятом положении. Зато про неисправность гидротехнических сооружений – ни слова. Про последующую угрозу разрушения плотины – ни слова. ГТС дальше по тексту упоминается, но лишь в связи с признанием его заслуг, мол, не будь пруда, наводнение затопило бы куда большую площадь.

паводок 2

Понятно, что нет в ответе Кокшарова-Рычкова и вот этих строк служебной записки Черемушкина:

«Проблема усугубляется практикой предоставления органами местного самоуправления для хозяйственных целей и капитального строительства земельных участков на территориях, подверженных затоплению, без проведения специальных защитных мероприятий по предотвращению негативного воздействия вод. Так, в 2013 году на затопляемых территориях г. Кудымкара (ул. Свердлова в районе старого аэропорта) без проведения необходимых защитных мероприятий выделены земельные участки многодетным семьям».

То есть, участки выделены там, где было нельзя. Что же причитается пострадавшим?

«Жителям г. Кудымкара, имущество которых пострадало в результате весеннего половодья 2016 года, предусмотрены следующие виды помощи, – пишут в ответе президентскому управлению Кокшаров и Рычков. – материальная помощь на неотложные нужды (до 15 тыс. руб.); единовременная материальная помощь в размере до 100 тыс. руб. на жилое помещение»

«По состоянию на 24 июня 2016 г. министерством социального развития Пермского края рассмотрено 480 заявлений жителей г. Кудымкара на выплату материальной помощи на восстановление жилых помещений, в отношении которых установлен ущерб; произведены выплаты 273 гражданам на сумму 12,2 млн рублей. Срок окончания работы по выплате материальной помощи определен до 15 июля 2016 года. На эти цели из резервного фонда правительства Пермского края выделено 43,8 млн рублей».

По данным министерства природных ресурсов Пермского края, пока за кудымкарское наводнение наказаны лишь двое в городской администрации: получили выговоры замглавы Киселев и начальник отдела гражданской защиты Климов. Более того, выговоры объявлены распоряжением мэра от 11 апреля – за шесть дней до паводка как такового. То есть, фактически за все случившееся после 17 апреля 2016 года наказаны только пострадавшие от разлива люди и краевой бюджет.

«МВ» попыталось дозвониться до министров Романа Кокшарова и Виктора Рычкова, чтобы получить комментарий, почему содержание их ответа столь разительно отличается от служебной записки минприроды. Телефон вице-премьера не отвечал, а вот министр по Коми округу снял трубку. Но оказалось, что относительно документов, обнаруженных изданием «Парма-Новости», он пока сказать ничего не может. И вообще сопровождает очень важную для Коми-Пермяцкого округа делегацию, приехавшую в Кудымкар.