Пермь °
78,67
91,48
28.07.2016

Экс-главврач главе Пермского фонда ОМС: «Вы опять лжете!»

История с увольнением главного врача Соликамской центральной районной больницы Андрея Лукьянченко, которое он сопроводил публичным объяснением мотивов  своего ухода, по-прежнему не дает покоя его оппонентам.

Как уже писало «МВ», сначала с нападками и обвинениями врача в коррупции выступила глава краевого минздрава, вице-премьер правительства Прикамья Ольга Ковтун. Основной фактически претензией руководителя бюджетной отрасли было то, что врачи слишком много работают. По 27 часов в сутки и на двух-трех ставках сразу. Такое заявление Ковтун вызвало у Лукьянченко желание подать на министра в суд за клевету, о чем наше издание также сообщало.

А следом на сайте Пермского территориального фонда обязательного медицинского страхования появился и материал «О финансировании, банкротстве и долгах больниц», в котором свое мнение высказал уже директор ТФОМС Антон Бахлыков. Прокомментировать его тезисы «МВ» попросило самого зачинателя интернет-дискуссии, вышедшей даже на федеральный уровень, Андрея Лукьянченко, теперь бывшего главного врача Соликамской ЦРБ. Ниже Антон Бахлыков и Андрей Лукьянченко именуются как А.Б. и А.Л., а свой текст экс-главврач построил в виде диалога.

А.Б.: – У меня к нашему «герою» сразу же возникает вопрос: как же он лечит людей в своем стационаре без лекарств? Как умудряется выполнять стандарты и порядки оказания медицинской помощи? Ни одно отделение стационара без сформированного перечня жизненно важных лекарственных средств не может работать, не имеет права. В то же время Фонд ОМС из Соликамской ЦРБ регулярно получает реестры счетов на оплату всех случаев лечения. Мы их оплачиваем по полному тарифу. В обязательном порядке мы проплачиваем и стоимость всех необходимых для лечения пациентов лекарств. Какие выводы из этого можно сделать? Лекарства все есть, и главный врач, чтобы привлечь к себе всеобщее внимание, банально врет? Или пациенты покупают лекарства сами, а мы их оплачиваем больнице вторично? Придется разбираться…

А.Л.: – Да, действительно, в настоящее время больничная аптека практически пуста, и это факт. Такого положения дел с обеспечением медикаментами, как сегодня, не было в больнице никогда. По крайней мере, так говорят медицинские работники, много лет отработавшие в больнице. Даже в тяжелые 90-е годы всегда был определенный запас медикаментов и перевязочного материала. Сейчас мы работаем, что называется, «с колес»: формируем заявку на самое необходимое и просим поставить в долг. По приходу все сразу распределяется по отделениям, поэтому общебольничная аптека пуста. Долги же поставщикам за медикаменты и прочий медицинский расходный материал составляют более 3 млн рублей. Сколько будут терпеть поставщики и поставят ли медикаменты завтра, я не знаю. Вот тогда и возникнут проблемы с лечением больных. А сейчас я говорю о том, что больничная аптека пуста. Хотите разобраться, вот и разберитесь. Информации о покупке медикаментов пациентами, находящимися на лечении в стационаре больницы, я не получал – ни от больных, ни от медицинского персонала.

А.Б.: – Проанализировали его затраты на койко-день в стационаре: 1 443 рубля, такие же, как в аналогичных ЦРБ Сивы, Кишерти, Куеды. Но в этих затратах Соликамская ЦРБ на лекарства дает только 76 рублей, а его соседи 209-282 рубля…

А.Л.:  Не могу знать, из каких источников вы, господин Бахлыков, берете вышеуказанные данные. Открываю реестр по стационарной помощи за июнь 2016 года: койко-дней для оплаты – 982. Сумма к оплате 1 235 500 рублей. Рассчитываем. Итог стоимости одного койко-дня – 1 258 рублей. Планируемые расходы на медикаменты в 2016 году на один койко-день стационарной помощи – 97 рублей. Конечно, этого мало. Именно поэтому всю годовую сумму, запланированную на приобретение медикаментов и прочего расходного материала мы израсходовали до апреля 2016 года, проведя соответствующие процедуры (по 44 ФЗ). А сравнивать Соликамскую ЦРБ с вами указанными уважаемыми больницами, как минимум, не корректно. Эти больницы госпитализируют экстренных больных, доставленных бригадами СМП. Конечно, расход медикаментов на такую категорию больных значительно выше. Наша больница ведет исключительно плановую госпитализацию с подготовленными лабораторными и диагностическими данными на амбулаторном этапе. Это значительно снижает расходы по указанной статье.

Очень интересно у вас, господин Бахлыков, получается. Когда вам выгодно, вы указываете высокие расходы на медикаменты, как показатель плохой работы администрации, приводя положительные примеры учреждений с низкими расходами.

Пример. Акт проверки, с вашей подписью, по ГБУЗ ПК «Станция скорой медицинской помощи г. Соликамска» от 5 мая 2016 года: «Анализ средней стоимости расхода медикаментов на один вызов показал, что названный показатель значительно выше расхода на один вызов по станции скорой медицинской помощи г. Перми за 2015 год… (таблица 3)»

Наименование учреждения Средняя стоимость по расходу медикаментов на 1 вызов (руб.) Средняя стоимость по расходу медикаментов на 1 вызов без тромболизиса (руб.)
ССМП г. Соликамск 314,02 188,96
ССМП г. Пермь 66,63 49,47

Остается удивляться вашей беспринципности, господин Бахлыков.

А.Б.:  А вот Лукьянченко говорит о своих ФАПах, где он своим решением лишил людей всех физиотерапевтических процедур. На каком основании? Ведь он получает подушевое финансирование на каждого прикрепленного к его ЦРБ человека. И старушка из Басима, которой на словах главврач сочувствует, не должна ехать на прогревание в Соликамск. Все ФАПы региона оказывают эти услуги. Там затрат-то, кроме электричества, никаких нет. Но наш организатор здравоохранения в Соликамском районе взял и «отказался от этого вида медицинской помощи».

А.Л.: – А в этом абзаце, вы, Антон Юрьевич, скатились на откровенную ложь. Я не лишал своим решением людей физиотерапевтических процедур, как вы указали. На момент, когда я заступил в должность главного врача Соликамской ЦРБ (август 2013 года), физиотерапевтические процедуры оказывались только в помещении самой больницы, благо, поликлиника находится в 100 метрах от стационара. Почти сразу были разработаны планы по восстановлению физиотерапевтических кабинетов во всех подразделениях больницы, включая ФАПы. Эта работа велась совместно с администрацией Соликамского района. И мы эти работы начали. Удалось открыть физиотерапевтические кабинеты в начале 2014 года в с. Половодово и с. Черное. А затрат-то там, кроме электричества, больше, чем вы себе представляете. Лицензирование этого вида деятельности требует проведение ремонта, нередко капитального, ведь изменились требования даже к размеру кабинок, которые у нас имеются на всех ФАПах, но установлены они в далекие советские времена. Устарело имеющееся оборудование. Этот вид деятельности требует дополнительных ставок медицинских сестер, их первичной переподготовки и много-много чего другого. А тут и вы, великий оптимизатор, приступили к деятельности. Да, пришлось отложить решение этого вопроса на некоторое время, теперь, боюсь, навсегда. С сегодняшнего дня я, к вашей радости, не руковожу Соликамской ЦРБ.

Что касается вашего заявления, что ВСЕ ФАПы региона оказывают эти услуги, то, боюсь вас разочаровать, вы не владеете информацией. Это стыдно для руководителя ТФОМС. Приведу, как и вы это делаете, пример своих соседей по несчастью:

Муниципальный район Количество ФАПов ФАПы, имеющие лицензию по физиотерапии
Усольский район 10 1 (с. Романово)
Красновишерский район 13 1 (п. Усть-Язьва)
Добрянский район 18 нет
Александровский район 5 нет

Эта информация с официальных сайтов этих учреждений (лицензии). Без лицензии оказывать этот вид помощи никто не будет – себе дороже.

А.Б.: – Главный врач сетует, что финансирование амбулаторно-поликлинической помощи у него сократилось. Его ФАПы имеют лишь 40% от минимальной потребности. Он рассуждает про дифференцированные средневзвешенные коэффициенты, просит уравнять его то с Кунгурской городской больницей, то с Чердынской или Красновишерской, а еще лучше с Кудымкарской ЦРБ. Он не знает, как рассчитываются тарифы или морочит головы людям, несведущим в вопросах оплаты медицинской помощи? В системе ОМС давно ушли от сметной оплаты по потребности. Введены такие понятия, как федеральные нормативы. Они корректируются коэффициентами – учитываются реальные и нормативные затраты. В расчете интегрированного коэффициента – половозрастные показатели (медпомощь каждой возрастной группы имеет свою стоимость), расходы на содержание имущества (вот здесь расходы ФАПов), территориальная дифференциация, компенсации затрат на зарплату фельдшеров. У каждого медучреждения своя персонифицированная оплата, объективные расчеты.

А.Л.: – Нигде и никогда я не просил уравнять ДСВК (дифференцированный средневзвешенный коэффициент) Соликамской ЦРБ с ДСВК какой-либо другой больницы. Вы опять лжете. Я всегда просил учитывать особенность расположения, структуру нашего учреждения при формировании этих ДСВК. Вы же всегда отвечали, что во всей стране районы одинаковые (?).

Не считал и не считаю себя великим экономистом, в первую очередь, я – врач. Неоднократно обращался к вам с просьбой помочь решить вопросы финансирования больницы силами специалистов, но… Напомню вам лишь один ваш ответ мне. Когда вам был задан вопрос, как может быть одинаковый подушевой норматив, если в одной больнице на всех участках работают врачи, а в другой – участки закрываются фельдшерами. Помните ваш ответ? – «Для вашего населения врачи не очень-то и нужны». А кто нужен, Антон Юрьевич? И чем наше население (Соликамского района) отличается от вас?

А.Б.: – Финансовый результат больницы сегодня зависит от того, как она работает, лечатся ли там пациенты, за которыми «следуют средства» ОМС. По соликамской ЦРБ мы имеем такие цифры: 38,1% жителей района, которым необходима была поликлиническая помощь, получили ее не в своей поликлинике, и лишь 22,4% нуждавшихся в лечении пациентов получают стационарную помощь в своей ЦРБ. Понимаем, что компьютерной томографии, МРТ, дуплексного сканирования в ЦРБ нет – направляют туда, где есть. Но анализы мочи, крови, флюорографию почему не проводить в своей поликлинике? Только за прошедшие полгода «на стороне» было выполнено 10 494 лабораторных и диагностических услуг для прикрепленных к ЦРБ жителей. 663 тысячи рублей ежемесячно уходят на оплату этих услуг в другие больницы региона.

А.Л.: – Ну, на это мне трудно ответить. Остается развести руками. Да, действительно, не стоял у входа в замечательный Соликамский перинатальный центр, чтобы отловить жительниц Соликамского района, которые хотят получать помощь не у акушерки ФАПа, а у врачей-специалистов высокого класса. И лаборатория у них отменная – за один день обследуют, как надо. Ну, виноват, не провел работы с населением. Мало того, сам всегда рекомендовал вставать на учет по беременности женщинам Соликамского района в ПЦ. Да, это обходится Соликамской ЦРБ примерно в 2 млн рублей в год. Но уровень оказания помощи того стоит. В Соликамске замечательная детская больница. И тоже понимаю родителей, которые привозят детей на прием не в ЦРБ, а к детским специалистам СДБ. Несколько больше набор узких специалистов Соликамской городской больницы, которых знают и любят жители района. Но за это хотите бить меня – бейте! В Соликамской ЦРБ работает замечательная клиническая лаборатория, без очередей, в один день. Но если анализы назначил врач-специалист вышеуказанных больниц, то и сдавать их пациенты пойдут туда, куда врач направил. Это еще одно отличие Соликамской ЦРБ от прочих. Но на местах-то люди пойдут за помощью на ФАПы и СВА.

Что касается стационарной помощи, то коечный фонд формировался по остаточному принципу. В стационаре от некогда огромной многопрофильной больницы осталось 45 коек для планового лечения больных терапевтического и хирургического профиля, в том числе 5 коек дневного стационара. Но это было сделано задолго до нас с вами, Антон Юрьевич. Вы лишь пытались полностью закрыть стационар в 2015 году, за 2 дня до нового года объявив, что на 2015 год коек не запланировано. Мы отстояли эти койки. Это вас до сих пор бесит. Вся экстренная стационарная помощь оказывается в соответствии с маршрутизацией, утвержденной минздравом ПК. Поэтому винить больницу за 22,4% глупо.

А.Б.: – Поэтому и доход Лукьянченко не сопоставим с тем, что имеют соседи.

А.Л.: – Как же вам с Ольгой Петровной Ковтун не дает покоя мой доход. Да не волнуйтесь. До ваших доходов мне, как до Китая пешком. Если же вы имели ввиду доходы Соликамской больницы, то так и говорите. Я никогда не путал карман больницы со своим карманом.

А.Б.: – Давно бы ему нужно было поинтересоваться, как его коллегам – главным врачам Сивинской или Оханской ЦРБ удается при том же финансировании работать без просроченных долгов. На лечение пациентов, говорят руководители медучреждений, средств хватает, – нет сегодня денег на развитие больницы. Но это уже другая тема, не нашего уровня.

А.Л.: – Я искренне рад, что этим больницам повезло больше, чем Соликамской ЦРБ. В том числе поэтому я и ушел.

А.Б: – Новая система оплаты медпомощи дает большую самостоятельность главным врачам, но и повышает их ответственность в части планирования и расходования средств. Многие руководители больниц активно сокращают неэффективные расходы, их конкурсные процедуры значительно снижают стоимость услуг и расходных материалов. А Лукьянченко, к примеру, за стирку каждого кг белья платит в два раза больше, чем соседняя соликамская горбольница. Хозяин – барин.

А.Л.: – Вот и подсказали бы, где они – неэффективные расходы. Давно ли был финансовый аудит Соликамской ЦРБ сотрудниками фонда? Так нет их, неэффективных расходов. По крайней мере, не было на момент проверки. А услуга по стирке белья прошла процедуру в соответствии с 44ФЗ. Все вопросы к авторам этого закона. И хозяин в этом случае – не барин.

А.Б.: – Может ли А. Лукьянченко обижаться на Фонд, если он за шесть месяцев 2016 года получил подушевое финансирование в сумме 16 миллионов 480 тысяч рублей, а реестров счетов на оплату поликлинической помощи предъявил только на 13 325,7 тыс. рублей? За этот же период внешних медуслуг жителям района, прикрепившимся к этой ЦРБ, было оказано на 3 миллиона 960,4 тысячи рублей.

А.Л.: – Вот мне тоже интересно, за что лишили Соликамскую ЦРБ таких денег. По отчетным данным «Промед», сторонние медицинские организации оказали помощь пациентам, прикрепленным к нашей больнице в первом полугодии 2016 года на сумму 1 076 118 рублей, из них Соликамский перинатальный центр – на 725 962 рубля. А где 2 884 282 рубля, куда вы их умыкнули?

А.Б.: – Жалуется главный врач ЦРБ на штрафы страховщиков, – говорит, большие? Лечить нужно лучше, претензий не будет.

А.Л.: – Не вам, Антон Юрьевич, судить о качестве лечебной работы врачей Соликамской ЦРБ. Вы когда своего последнего пациента видели? Вас трудно сейчас назвать врачом, а уж тем более врачом-экспертом. А в статье речь шла о другом, читайте внимательней.

А.Б.: – Думаю, население выиграет, если Лукьянченко освободит этот пост…

А.Л.: – Пост – это у вас. А я честно, конечно, не без ошибок, работал главным врачом. А что вы думаете, меня это уже не интересует.

Давно без уважения, Лукьянченко Андрей.